13653 && http://dev.opentv.tv/jizn-po-pryamoi/

Жизнь по прямой

Рав Ашлаг – великий каббалист 20 века – жил прямо. Поэтому и врагов у него было много.
Запишитесь в клуб Открытого телеканала, чтобы получать уведомления о новых проектах, приглашения в студию на телепередачи и на мероприятия в городах.
@

Поделиться проектом с друзьями:

В Эрец Исраэль он прибыл в 1923 году с семнадцатилетним сыном Барухом.

Корабль причалил в Яффском порту ранней осенью.

Проверка прошла на удивление быстро.

Рава Ашлага не интересовала ни еда, ни ночлег, а только одно – как можно быстрее добраться до Иерусалима.

Оказалось, что раз в сутки туда бегает поезд.

Повезло, через два часа они уже сидели в забитом людьми вагоне. Вагон был прилеплен к смешному паровозику.

Паровозик легко бежал, посвистывая, по долине и еле тянул на подъемах.

Рав Ашлаг не отрывался от окна всю дорогу.

Сказал сыну только одну фразу:

– Ну, вот мы и вернулись, Барух.

Приехали в Иерусалим к полудню.

Иерусалим поразил восточной разноцветностью. Особенно после серой Варшавы.

Улицы были заполнены турками, англичанами, армянами, арабами, бедуинами, евреями… Многочисленные лавочки пестрели товарами. Возле них спали ленивые продавцы.

Рав Ашлаг и Барух остановились перед скромной вывеской, на которой было написано «Каббалистическая ешива».

Они поднялись по истертым, каменным ступенькам на второй этаж.

Их взгляду открылся большой зал, в котором сидели ученики, – молодые и пожилые.

Одни вполголоса беседовали друг с другом, другие читали, полностью погрузившись в книги, кто-то прохаживался в задумчивости, кто-то спал, положив голову на книгу…

– Только посмотри! – сказал рав Ашлаг восторженно. – Они учат каббалу!

Глаза его горели, светилось счастьем лицо.

Вдруг кто-то дотронулся до его плеча. За спиной стоял пожилой сефард.1

– Откуда вы? – спросил он.

– Из Варшавы, – радостно ответил рав Ашлаг.

Сефард приветливо улыбнулся и сказал:

– Я рав Хадад, руководитель этой ешивы.

Идите за мной.

Они прошли по длинному коридору.

Рав Хадад открыл массивную дверь, все прошли внутрь прохладной мрачной комнаты.

– А это рав Леви, мой великий учитель. – рав Хадад указал рукой в угол. Там согнулся над огромной книгой маленький старичок. – Теперь расскажите о себе.

– Мы приехали учиться, – ответил рав Ашлаг. – Пока нас двое, я и мой сын Барух. Но приедут многие.

– Что вы знаете о нас?

– Что это великая каббалистическая ешива, которой 200 лет.

– Вэ аль разе дана ктив, ма аидах ма адма лах…2 – вдруг донесся из угла хриплый голос рава Леви.

– Продолжай! – старик в упор смотрел на рава Ашлага.

– Кад итхарив би микдаша, – не задумываясь, на чистом арамите3 продолжил рав Ашлаг.

– Бери его, – сказал рав Леви.

Барух с начала разговора почтительно стоял у двери. Робко переводил взгляд с рава Леви на рава Ашлага.

– Ты выучил наизусть весь Зоар, ашкеназ 4? – спросил рав Хадад.

– Я не учил его специально, – ответил рав Ашлаг.

– Ты словно оправдываешься, а между тем наша основная работа – запоминать эти тексты. Мой учитель, рав Леви, знает наизусть весь Зоар, всего святого Ари, поэтому он и является великим знатоком каббалы.

– Я не думаю, что рав Леви является великим знатоком каббалы… из-за того, что у него хорошая память, – возразил рав Ашлаг.

– Каждый день он повторяет святые слова этих святых книг… Поэтому!! Он и знает их наизусть… и поэтому!! – здесь рав Хадад сделал ударение, – он и является великим учителем каббалы.

Рав Ашлаг перевел взгляд на рава Леви.

– Это то, что мы должны делать? – спросил он.

Рав Леви кивнул.

– Учить наизусть?!

– Наизусть!

– Не проникая! во внутренний смысл… этих слов!?.. – спросил рав Ашлаг с опаской. – Не думая о Свете, который мы притягиваем? Не думая об исправлении…

– Не говори глупости! – резко перебил его рав Леви. – Слова эти святы, вот и все. Произнося их, заучивая, мы ускоряем приход Машиаха.

– Кто вам это сказал?! – рав Ашлаг выпрямился.

– Я не понимаю твоего вопроса, – рав Леви настороженно повернул к нему голову.

Барух сделал шаг назад и уперся спиной в створку двери. Настолько тяжел был взгляд рава Леви.

– Мы верим в это, и этого нам достаточно, – медленно произнес рав Леви.

– Верить можно только когда постигаешь, – ответил рав Ашлаг.

– Глупости! – прошептал рав Леви. – Надо слепо верить! Ты научишься этому, ашкеназ.

– Учиться можно только у того, – рав Ашлаг все понял, но он не мог и не хотел молчать, – кто требует раскрытия Творца.

Рав Леви прищурился.

– Кто превращает учебу в молитву, — голос рава Ашлага становился громче и жестче.

Рав Леви привстал со своего кресла.

– Кто хочет стать отдающим и любящим, как Творец. – рав Ашлаг спокойно выдерживал тяжелый взгляд рава Леви. – Тот приходит в каббалу. Победить себя. Кто знает, что не может возлюбить ближнего… но обязан это сделать!
Для него каббала.

– Есть другие заповеди, – глухо произнес рав Леви. – Важнее этой.

– Нет заповеди важнее этой! – отрезал рав Ашлаг.

– Как ты смеешь так говорить с равом Леви! – рав Хадад сделал шаг к раву Ашлагу, он весь пылал от ярости.

– Я кажется… ошибся адресом, – рав Ашлаг не отводил взгляд. – Оттуда, из Варшавы, вы все казались нам такими великими. Мы так хотели попасть к вам! Мы так об этом мечтали!…

– Запомни, ты наносишь оскорбление всей каббалистической ешиве, – угрожающе произнес рав Хадад.

– Вы не каббалистическая ешива, – рав Ашлаг повернулся. – В вас нет ничего каббалистического.

Он направился к двери. У двери остановился и добавил:

– Здесь место не каббалистов, а шарлатанов!

И вышел из комнаты.

Вы спрашиваете, что произошло потом?

Нет, они не могли ничего с ним сделать, эти люди, называющие себя каббалистами и другие люди, называющие себя «верующими» евреями.

Не могли испугать его, столкнуть с пути, даже сдвинуть на градус…

Но все же раву Ашлагу дорого стоила такая откровенность.

Практически до смерти его преследовали те, кто хотел сохранить свою «паству» и поэтому видел в нем огромную угрозу.

И даже после смерти они не успокоились, пришли, чтобы плюнуть на его могилу.

Это было почти сто лет назад. Тогда единицы занимались истиной каббалой.

Сегодня таких больше, но и других тоже прибавилось. Тех, для кого каббала и религия, каббала и мистика, каббала и бизнес – одно и то же.

Их всегда передергивает, когда они слышат, что каббала – это наука.

– Это наука для тех, в ком горит желание подняться до уровня Творца, – говорит мой Учитель, Михаэль Лайтман. – Еще при этой жизни.

Я видел, люди разводят руками, когда слышат – «Творец». Для них это высоко, непонятно, непостижимо, вызывающе.

Для них Михаэль Лайтман поясняет:

– Творец – это свойство Отдачи, Любви. Вот что такое Творец. Как стать отдающим и любящим? – это главный вопрос нашей науки. Как подняться над неприятием друг друга, над ненавистью, над полным разобщением к главному закону – «возлюби ближнего, как самого себя». Вот чем она занимается.
И я знаю – я ведь по профессии сценарист и привык мыслить стратегически – что, так или иначе, мы вынуждены будем раскрыть каббалу себе и миру. Она необходима уже и сейчас, а будет необходима еще больше. Как вода. Как воздух.

Потому что поймут люди, прочувствуют на себе – без единства, без доброй связи, нам всем – труба.

Лучше сегодня нам услышать. Зачем тянуть?

Кинороман » Каббалист»

1 сефарды – так называли евреев, выходцев из Испании и Португалии
2 отрывок из Книги Зоар на арамейском языке.
3 арамит – древний язык Междуречья. На нем написана книга Зоар
4 ашкеназ – еврей, выходец из западной Европы.

Реклама